wm_t

Categories:

Кипящий след, безумный ход...(2/4)

Продолжение, начало см. здесь.

Лесин, командир эсминца, в сомнении оглядывал негостеприимный берег из раскачивающегося баркаса. Развороченные орудия береговых батарей, густой чад от горящих цистерн - основательно тут наши пушки поработали, ничего не скажешь! Казалось немыслимым, чтобы в этом аду ещё уцелел кто-то из врагов. Да вон и наши десантники, встречают баркас на сохранившейся части пирса... Но почему так волнуется Питер, беспокойно крутя туда-сюда кудлатой головой? Обычно корабельный пёс радовался малейшей перспективе пробежаться по берегу, а тут - лишь недовольно поскуливает. Чует он кого-то, что ли? Вон то зенитное гнездо, например - вроде и разбито, но торчащий над искорёженным щитком трёхствольный пулемёт выглядит вполне исправным. А если чья-то рука прямо сейчас тянется к его затвору?..

С борта корабля вдруг раздался звонкий собачий лай - от неожиданности школьники даже вздрогнули.

- Спокойно, Кусь, это свои, - донеслось оттуда же, с корабля. Возглавляемая Харитоном Петровичем группа детей вступила на широкий трап, украшенный справа и слева вдоль перил полотнищами обвесов. По белым обвесам синей вязью шли крупные буквы с названием эсминца - "Возбуждённый".

- Дурацкое название какое-то, - пробурчал Фархад.

- Да уж получше, чем "Юнитор-груп", - хихикнул Толька-Яндекс. Герка удивился:

- При чём здесь какой-то "груп"? 

- А эсминец так назвали при закладке, в двадцать пятом году, - пояснил начитанный Толька. - В честь фирмы-спонсора. Потом переименовали... В "Императора Петра III".

- Нашли тоже, в честь кого, - скривился Никита.

- Вот и переименовали в третий раз, попроще, когда в строй вводили. В тридцать втором году, при Советской власти уже...

На борту эсминца их приветствовали двое рослых матросов и четвероногий робот-сторож небольшого размера.

- А где у вас тут собачка? - первым делом спросила Кира.

- Собачка?..

- Мы слышали лай, - пояснила первоклассница.

- Так то не собачка лаяла, - раздался голос со стороны надстройки. К школьникам подошёл ещё один моряк - высокий, синеглазый, в щеголеватой форме с двумя звёздочками на однотонных погонах без просветов. Подошедший продолжал, указывая на робота:

- Знакомьтесь, корабельное устройство-сторож КУС-2134, попросту - Кусь. Он у нас немного похож на собаку, это правда, поэтому некоторые звукосигналы ему мы поменяли на лай... Да-да, девочка, можешь погладить, наш Кусь не кусается!

Дети засмеялись: Кира Мишина настолько же любила животных, насколько недолюбливала роботов, поэтому гладить забавного четвероногого сторожа уж точно не стала бы. "До чего дожили... У нас таких роботов как-то ещё не было", - вполголоса проворчал Харитон Петрович.

- Куся вы теперь знаете, пора и мне представиться: мичман Василий Фландеров, направлен сопровождать вас по кораблю. Можно просто "дядя Вася".

Тем временем "хвост" длинной колонны учеников по трапу достиг корабля, после всех детей и Деянира Михайловна ступила с трапа на палубу. Сходу она обратилась к "дяде Васе":

- Уважаемый, э-э - как вас по отчеству?..

- Очаровательным дамам, - с улыбкой отвечал мичман, - не возбраняется называть меня просто по имени...

- Так то "очаровательным", я-то причём? - не приняла комплимента красивая учительница. - В общем, Василий Батькович, здесь у нас шестьдесят семь человек детей... Надеюсь, на судне ограждены места, куда можно упасть, и крепко привинчено всё, что можно свинтить? 

При словах "на судне" мичман слегка поморщился, но тут же вернул на лицо любезную улыбку:

- Простите, а к вам как можно обращаться?

- Деянира Михайловна.

- Даже так... Так вот, Деянира Михайловна, у нас на корабле приняты все необходимые меры, не волнуйтесь.

Харитон Петрович успокаивающе добавил:

- Говорил же, не нас первых на боевой корабль с экскурсией пустили! В таких случаях устраивается вахта бдительности - присмотр будет не только с нашей стороны...

Мичман провёл со школьниками небольшую экскурсию по верхней палубе, пройдя с ними от трапа к носовой орудийной башне. Такой лёгкий и аккуратный издали, вблизи боевой корабль производил впечатление какой-то монументальной основательности. При взгляде на пирамидальные мачты-надстройки Герке даже показалось, что перед ним небоскрёбы какого-то невиданного города. Так-то он знал, что "Возбуждённый" не слишком велик - скажем, атомные крейсера типа "Чапаев" намного больше. Однако здесь, на борту эсминца, всё воспринималось иначе. Это был какой-то особый мир - сваренный из стали, ощетинившийся антеннами и орудийными стволами. Те, кто жил и служил здесь, казались одиннадцатилетнему школьнику людьми особыми, необычными... Тем больше он удивился, когда Харитон Петрович вдруг вгляделся во встречного матроса, потом так запросто его окликнул - "Коська?!" Светловолосый молодой матрос, при виде школьников было принявший снисходительно-невозмутимый вид, моментально утратил всю свою напускную солидность: "Папа!" Обрадованный сначала, Харитон Петрович быстро посерьёзнел:

- Объясни-ка, сын, откуда ты здесь? 

- Ну, с вахты недавно сменился...

- К чёрту подробности! Тебе же положено быть сейчас на "Окрылённом", нет?

Матрос явно смутился:

- Извини, пап, ну... Не успел ещё вам сообщить. Тут просто понадобился человек, ну и... Я вызвался добровольцем.

- Вот вечно лезешь добровольцем, куда не надо бы, - нахмурился Харитон. - Ты же должен был уже возвращаться в Союз... Теперь сколько ещё "в железе" торчать?

Матрос Костя покосился на мичмана Фландерова, с улыбкой наблюдающего за разговором, и сам перешёл в атаку:

- Ну, пап, ты ведь у нас тоже не домосед! Отдыхал бы себе на пенсии, ну, кто мешал? Нет, подрядился ведь к арабам, строить эту станцию космической связи...

- Коська!..

- ...И вот уже достроил, всё, отдохни - так ведь нет! Понимаете ли, здесь не хватает русских учителей, ну! Курсы переподготовки, новый контракт... С мамой-то вы давно виделись?

Харитон побагровел так, что стало заметно даже под загаром, а механическая рука у него начала с лёгким жужжанием подёргиваться - верный признак сильного раздражения. Обстановку разрядил мичман своим вмешательством:

- Пожалуйста, не сердитесь на Константина! Он служит как раз у меня в подчинении, и за такого сына могу только сказать вам "спасибо". Нам действительно нужен был грамотный дистанционщик, и если бы не Костя - вся работа досталась бы мне одному...

- А что такое "диста-сончик"? - заинтересовался второклассник Ромка Иголкин.

- Правильнее - "дистанционщик", - поправил мичман. - А если совсем правильно, по-книжному, то "оператор дистанционного управления"... Константин, вот объясни-ка будущему моряку, чем занимаешься.

Константин, сам даже не достигший ещё восемнадцати лет, явно обрадовался возможности предстать перед школьниками в образе солидного специалиста.

- У нас на эсминце два многоцелевых вертолёта-беспилотника. Ну, как... Кабина там есть, но основной режим - беспилотный. Вот... Мы с товарищем мичманом как раз ими и управляем обычно. Ну, дистанционно, поэтому - "дистанционщики". А ещё мы их ремонтируем и обслуживаем... 

- А сейчас, уважаемые гости, - подхватил мичман, - я как раз и предлагаю завершить нашу экскурсию в ангаре с этими вертолётами, после у нас запланирован концерт и потом угощение! 

При словах об угощении девочки помладше даже похлопали в ладоши от радости. Однако у самого мичмана вдруг пропала улыбка с лица - нахмурившись, он пристально вгляделся во что-то за левым бортом. Герка, как ни старался, не смог там ничего заметить: вода и вода, только портовый мусор кое-где плавает.

- Что-то случилось, товарищ мичман? - спросила Деянира Михайловна.

- Н-нет... Нет, просто показалось.

Концерт самодеятельности - силами сначала хозяев, потом и гостей - состоялся на вертолётной площадке. Просторная площадка на корме корабля превратилась в импровизированную сцену, которую с трёх сторон окружили зрители - моряки самого эсминца и советского танкера "Мариуполь", школьники-"шкиперы" и присоединившиеся к ним родители. Папа Герки не смог приехать, но маму мальчик разглядел на той стороне площадки и помахал ей рукой... Всё-таки хорошо, что мама поодаль - а то, чего доброго, сейчас начала бы смущать расспросами какими-нибудь. А ведь рядом с Геркой - этот замечательный мичман дядя Вася и матрос Костя, сын Харитона Петровича... 

Тем временем на площадке-"сцене" концерт хозяев завершил матросский ансамбль, неплохо исполнив на электрогитарах "Полёт шмеля", потом программа вечера перешла на подготовленные гостями номера. Сначала от школы вышла первоклассница Ниночка Щепкина, своим красивым голосом исполнив какую-то песню на арабском языке. Вторым был Никита Комков, Геркин одноклассник. Не по годам рослый и широкоплечий, в похожем на военную форму белом костюме, он производил впечатление:

- Эскадренные миноносцы, эсминцы! Валентин Пикуль, писатель, сам прошедший войну на эсминце "Грозный", говорил о них с неизменной любовью и восхищением. "Они прошли через многие мои романы - гудя турбинами, разрубая крутую волну и отбрасывая клочья дыма из косо поставленных труб. Прошли, как живые герои - гневные, залихватские, всё сокрушающие..." Сейчас я хочу прочесть вам поэму, посвящённую этим кораблям. Итак - Редьярд Киплинг, "Эскадренные миноносцы".

Мощь шести тысяч лошадей

Во имя одного.

Строй уходящих кораблей -

Гнев, двигатель всего...

Декламировал Никита прекрасно - с выражением, вдохновенно, помогая себе жестикуляцией. Даже Герка, которого немного заносчивый и склонный к дурацким шуткам одноклассник никогда не восхищал - сейчас был почти загипнотизирован его выступлением. Во Комков, ну и дал жару!

...Пробоина! Глухой удар

Карающ и незрим,

Переходящий в пену пар,

Пена легка, как дым...

Здесь, на боевом корабле - как раз на эсминце! - строки Киплинга и звучали как-то по-особому, наполняясь глубоким смыслом. Железная, в серых полосах камуфляжа, осязаемая реальность переплелась с фантазией Герки, где бравый капитан-лейтенант Лесин геройствовал на своём вымышленном эсминце:

...Гром, павший средь полночных вод,

И моря горький клич;

Кипящий след, безумный ход -

Искатели добыч!

После декламатора в нарядных платьях вышли Даша Барашкина и её младшая сестра, Настя из Геркиного класса - у них был подготовлен балетный номер. Вообще-то Герка никогда не понимал, в чём прелесть балета. Много каких-то непонятных "трепыханий", вычурных движений - лишних, просто для красоты... То ли дело воздушная акробатика или катание на льду! Там-то каждый жест выверен и отточен - иначе спортсмена попросту развернёт или закрутит как попало. Но Даша с Настей двигались действительно красиво и гармонично, даже Герка про себя это признал. Словно две птицы перепархивают с места на место, беззвучно что-то говоря друг другу своим танцем... Спохватившись, что слишком увлёкся этим "девчачьим" зрелищем, мальчик покосился на матроса по соседству - не заметил ли он?

Коське Острожникову было не до мнительного мальчишки рядом, его и самого танец прямо-таки зачаровал. В изящных движениях девочек на сцене ему виделась просвеченная солнцем раннего утра фокинская улица - та, что вела в школу. И ещё Галка Смирнова из дома напротив. Она такой же летящей походкой шагала впереди него каждое утро, и "конский хвост" из тёмно-русых волос маняще волновался при каждом шаге, и лучи утреннего солнца обрисовывали силуэт девочки, обрамляя его волшебным ореолом... Школа, родной город - всё это было так недавно, и в то же время будто на другой планете. Сейчас осталась только эта нескончаемая боевая служба в неспокойных водах Персидского и Аденского заливов: железо кругом, качка, вахты, приборки, тревоги, стрельбы, вечная усталость и недосып... Казалось, что ничего другого Коська не знал уже давным-давно - до того это было непохоже на ту, мирную реальность. А ведь прошло - сколько? - всего-то около полутора лет, вот как... Отец неспроста его упрекал: если бы Коська в свои 16 лет не вызвался добровольцем на флот и не уломал родителей дать официальное согласие на это, до сих пор оставался бы себе "на гражданке". Но матрос не жалел о своём выборе. Да, потом будет снова тоска по берегу, примелькаются до тошноты одни и те же строки боевого расписания, одни и те же лица изо дня в день, однако сейчас Коська был просто счастлив. Этот заход в порт, беспокойные маленькие гости на борту корабля, и, как кульминация - волшебство танца на сцене... Картины мирной жизни, ради защиты которой боевые корабли во все времена уходили от причалов.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic